Версия для слабовидящих
Версия для слабовидящих

ИОКК


Иркутский областной
колледж культуры

Иркутский областной колледж культуры - неофициальный сайт

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Написать нам

что нам нужно?


 
  • Сайт Министерства образования и науки Российской Федерации
  • Федеральный портал "Российское образование"
  • Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов
  • Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов
  • «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 
    » » » Бытовые народные танцы Сибири – основа изучения культурного наследия прошлого

    - Бытовые народные танцы Сибири – основа изучения культурного наследия прошлого

    Анкудинова А.
    Студентка 3 курса
    Иркутский музыкальный колледж

    Народное творчество – это синтезированное искусство, которое состоит из песни, танца, народной игры, инструментальной музыки и пантомимы, а песня, в свою очередь, неразрывно связана с танцем, ведь танец является самой важной и заметной (для зрителя) деталью сценического выступления народного хора.
    На занятиях народной хореографией мы изучаем танцевальные традиции различных регионов России и СНГ, но для меня наибольший интерес представляет танцевальное наследие Сибири и, в частности, Иркутской области.
    Самым известным собирателем сибирского танцевального фольклора был Эраст Константинович Филиппов, благодаря своей любви к народному танцу и большой преданности своему делу, ему удалось сохранить и восстановить огромный пласт народной хореографии. Танцы собранные и записанные Э.К.Филипповым до сих пор являются неотъемлемой частью репертуара хореографических коллективов.

    Впервые местные народные танцы были показаны в смотре сельской самодеятельности в 1947 году. Коллектив сельского клуба села Укар Нижне-Удинского района, под руководством Игнатова показал на районном смотре народные танцы «Восьмерку» и «Барыня с подныром».
    Каждая поездка Э.К.Филиппова по районам использовалась для изучения и записи сибирских народных танцев прямо на месте где они исполнялись.
    Первой такой работой явилась запись танцев в селах Верхне-Суворово и Падун, расположенных по течению реки Ангары. Записывались танцы на вечерках, организованных по просьбе Эраста Константиновича. Молодежь всегда охотно отзывалась и помогала ему в работе.
    Танцы, записанные Э.К.Филипповым в первой экспедиции, поражали своей оригинальностью и самобытностью. Откуда же они появились и результатом чего были? Чтобы ответить на этот вопрос обратимся к истории и историческим данным жизни, быта и культуры населения Восточной Сибири.
    Несмотря на обилие материала, близко относящегося к истории сибирского танца, все же очень мало и только вскользь упоминалось о самих танцах. Много говорилось об обычаях, хороводах, о танцах же говорилось так: «Молодежь где-нибудь на полянках, кто поет песню под балалайку, кто устраивает хоровод (мелочь)». /Памятная книжка иркутской губернии на 1891г. Селение Грановское/. «Часто под гармошку или под плясовую песню устраивается пляска, и девушки плавно выхаживают по не совсем еще оттаявшей земле», «…Все Приаргунки охотницы до плясок; здесь в ходу «Барыня», «Две парочки» или «Русская кадриль», которая также называется «Шестерка» или «Восьмерка»» / «В низовьях Ангары» - Арефьев 1901 г./. «В то время, как одни катаются с катушки, другие в стороне поют песни, иногда на сцену появляется гармошка и молодежь лихо отплясывает русскую» /«В низовьях Ангары» - Арефьев 1900 г./. «На вечерках смесь игр с танцами, хотя любимой здесь является старинная «Восьмерка» под гармонику» /Деревни Марково и Кузьмиха. Самойлович 1925 г./. Такие записи о плясках не говорили ничего конкретного, а лишь упоминали о тех или других плясках. Этого было слишком мало, следовательно, историю сибирского танца надо было искать в самом танце, по этому пути и пошла дальнейшая работа Э.К.Филиппова.
    В своей работе он использовал записи хороводных песен, в которых были упоминания о том или другом игровом или плясовом моменте. И хотя не всегда эти записи были сделаны в местностях, ныне входящих в Иркутскую область – использование их в общем обзоре танцев Иркутской области не было ошибкой, потому что, переселяясь в Сибирь, население очень широко общалось друг с другом. «Не все они (переселенцы) перебрались сюда прямо из России, некоторые населены выходцами из соседнего Канского уезда. Такие переселенцы называются здесь переездниками» /Свадьба в Ангарской деревне. С.Розенбаум и В. Арефьев 1901 г./. При свадьбах невест часто брали за 100 – 200 и более верст, что при сибирских расстояниях и редкой заселенности не считалось далеким расстоянием. Многие мужчины – сибиряки занимались извозом, и поле их деятельности распространялось от уральских гор до границ Китая (Ирбитская ярмарка и г.Кяхта). Часто из-за распутиц они надолго застревали в селениях, расположенных по их пути. В народном творчестве о такой связи говорит хороводная песня «Венчик, мой венчик», исполняемая и в Западной Сибири и в Прибайкалье. Можно найти и еще ряд подобных аналогий.
    Все это говорит о том, что танцы Восточной Сибири имеют общие корни с танцами, бытующими по всей Сибири.
    Те хороводные пляски, которые были описаны в очерках о Сибири, не давали возможности найти непосредственную их связь и переходную стадию развития сибирского танца. Танцы, записанные по Ангаре и в селах Укар и Батама, хотя и носили хороводный характер и имели много общего с записанными ранее танцами, все же не решали вопроса перехода от старинных хороводов к современным пляскам.
    И только во время поездки по реке Лене (1949 г.) Э.К.Филиппову наконец-то удалось встретить такие хороводы, которые явно имеют связь с ранее бытующими хороводами и ярко рисуют стадию перехода от старинного хоровода к современным пляскам. Как оказалось в последствии, эти хороводы бытовали и по Ангаре, и вблизи Иркутска (село Урик).
    Если хороводы «Стелю, стелю подушечку» и «Стоит девушка хорошенька» близко примыкают к старинным хороводам, то хоровод «По листу, по листичку» уже являет собой ту переходную ступень или то последнее звено, которого не доставало Э.К.Филиппову в общем обзоре развития сибирского танца. Теперь все встало на свои места, и общая картина развития сибирского танца стала ясна и понятна, весь найденный и записанный материал приобрел стройность и последовательность. Понятными стали характер и особенность сибирского танца: от хоровода – игры к хороводу – пляске и через них и ряд плясок (напр. «Тройка», «Пятерка» и др.) к таким пляскам, как Оёкская «Восьмерка» и Батаминская «Подгорка».
    Кроме хороводных плясок Иркутская область богата еще и кадрилями, они танцевались во всех селениях по течению реки Лены от Качуга до Бодайбо.
    Таким образом, можно сказать, что народное танцевальное творчество Приангарья и Приленского района резко отличаются друг от друга. Для южной части Иркутской области, особенно по течению рек Ангары и Илима, характерно хороводное начало плясок, для северной – кадрили.
    Наряду с записью и изучением сибирского танцевального фольклора Э.К.Филипповым велась работа по созданию на основе этого фольклора сценических сибирских танцев, которые могли бы быть использованы в репертуаре хореографических коллективов. Первой такой работой была «Восьмёрка», поставленная на основе фольклорных танцев села Укар, затем Оёкская «Восьмёрка» и «Елань». В работе Э.К.Филиппову помогал директор ОДНТ в течение 25 лет – Г.Л. Люрис, а обработкой и созданием музыки для сценических постановок занимался Генрих Эмильевич Ланэ, приехавший в Иркутск после окончания Саратовской консерватории. Долгие годы он был единственный в Иркутской области член Союза композиторов СССР. Генрих Эмильевич был педагогом музыкального училища, преподавал скрипку и стал основателем струнно-смычкового отделения.
    Результатом работы Э.К.Филиппова стала книга «Русские народные танцы Иркутской области», она была издана в 1965 году, через 2 года после смерти автора, но и сейчас дело Э.К.Филиппова живет: многие его ученики стали педагогами-хореографами, в частности - Ахметгалеева Галина Гавриловна. Уже 50 лет она продолжает дело своего учителя, а в 2007 году Галина Гавриловна стала педагогом Иркутского музыкального колледжа, и теперь преподает основы народной хореографии на отделении руководитель народного хора, а мы – ученики Галины Гавриловны – передадим накопленные знания своим ученикам, и, надеюсь, что эта связь поколений никогда не прервется.
    Сибирский народный бытовой танец – это кладезь житейской мудрости, а его изучение дает нам возможность приобщиться к истории и культуре не только Сибири, но и всей нашей великой страны, ведь, как гласит пословица: «Запомни - мира не узнаешь, не зная края своего».