Версия для слабовидящих
Версия для слабовидящих

ИОКК


Иркутский областной
колледж культуры

Иркутский областной колледж культуры - неофициальный сайт

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Написать нам

что нам нужно?


 
  • Сайт Министерства образования и науки Российской Федерации
  • Федеральный портал "Российское образование"
  • Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов
  • Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов
  • «    Июль 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    » » » Сила слабых: женщины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

    - Сила слабых: женщины в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

    Работа студентки гр. 1 ХТ Филевой Елены
    filevaelena@yandex.ru

    Качается рожь несжатая,

    Шагают бойцы по ней.
    Шагаем и мы – девчата,
    Похожие на парней.
    Нет, это горят не хаты –
    То юность моя в огне…
    Идут по войне девчата,
    Похожие на парней.
    Ю. Друнина, 1942

    Всё самое дорогое и святое, что есть на Земле, связано с женщиной. И не с проста такие важные в жизни каждого человека слова как честь, совесть, слава, победа, война, битва - слова женского рода. Да, «у войны не женское лицо», «не женское это дело - воевать», но если Родина призывает своих «детей» на защиту жизни, любви, свободы, то уже не имеет никакого значения, какого ты пола. Пережить огонь, ужас войны способны очень сильные люди, поэтому принято считать войну мужским делом, но русские женщины ничем не уступают мужчинам.
    В период Великой Отечественной Войны в армии служило 800 тысяч женщин, а просилось на фронт ещё больше. Женщина не только была сестрой милосердия, трудилась в тылу, ждала и верила, что близкий человек вернется живым и невредимым, но и наравне с мужчинами шла на врага. Это факты, а за ними судьбы, целые жизни, перевернутые, искореженные войной: потеря близких, утраченное здоровье, женское одиночество, невыносимая память военных лет. Жестокая необходимость толкнула её на этот шаг, желание самой защищать Отечество от беспощадного врага, обрушившегося на её землю, её дом, её детей. Священное право! Имена тысяч павших героинь высечены на обелисках, запечатлены в произведениях литературы, звучат в бессмертных песнях, смотрят с призывных плакатов того страшного времени.
    Первыми, кто откликнулся на военные события, были художники-плакатисты. Немолодая женщина с суровым лицом держит в протянутой вперед правой руке текст военной присяги, левая рука призывно поднята вверх. Незабываемо ее лицо с крепко сжатыми губами, с горящими, в упор обращенными к зрителю глазами. Слегка разметавшиеся с проседью волосы, сдвинутые к переносице нахмуренные брови, развеваемый ветром платок создают настроение тревоги и очень четко определяют главную мысль плаката — Родина-мать зовет своих сыновей исполнить долг — защитить Отечество. Это один из первых плакатов Отечественной войны художника И. Тоидзе «Родина-мать зовет» (см. Приложение 1, рис. 1.1).
    С плаката художника Д. Шмаринова «Отомсти» смотрит на зрителя женщина. На фоне дымного пожарища стоит она, неподвижная и страшная в своем горе. На ее опущенных руках — тело зверски убитой девочки. В широко раскрытых, наполненных слезами глазах матери не только страдание, но и требование — отомсти! (см. Приложение 1, рис. 1.1). В.Б. Корецкий также взял образ женщины-матери, как призыв к действию: «Воин Красной Армии, Спаси!» (Приложение 2, рис. 2.1). Он написал и плакаты, поддерживающие трудящихся в тылу, где также ковалась тяжелая и долгожданная победа (В.Б. Корецкий «Все для Победы! Фронту от женщин СССР», Приложение 2, рис.2.2).
    Но истинное назначение женщины – быть матерью. Она любит своего дитя всем сердцем, именно маме посвящено немало обжигающих душу стихов, одно из которых написал Николай Некрасов:

    Внимая ужасам войны,
    При каждой новой жертве боя,
    Мне жаль не друга, не жены,
    Мне жаль не самого героя…
    Увы, утешится жена,
    И друга лучший друг забудет;
    Но где-то есть душа одна –
    Она до гроба помнить будет!
    ……………………………….
    Одни я в мире подсмотрел
    Святые, искренние слезы, -
    То слезы бедных матерей!....
    Велика сила материнской любви и бездонна материнская тоска «…сердце у старенькой стонет…Как же ему не стонать?!...» (И. Ганабин «Скачут горячие кони…»). Какого было им отпускать свое дитя в эту беспощадную мельницу смерти, а потом молить Бога и покорно ждать известий с фронта «…и старушка в цветастом платье у иконы свечу зажгла. Я не знаю, как написать ей, чтоб тебя она не ждала?» (Ю. Друнина «Зинка»).
    Мама и ее малыш навсегда связаны незримой нитью. Материнская любовь и молитва помогли многим ребятам выйти живыми из страшнейших боев, не замерзнуть в ледяных окопах:
    Снова глаза закрываю несмело,
    Вспомнить пытаясь детство свое…
    Помнится только: матушка пела…
    Песней наполнено сердце мое…
    Рядом война полыхала и тлела.
    Сытым ходило одно воронье
    ……………………………………
    Все эти годы матушка пела.
    Это, должно, сохранило меня.
    (К. Скворцов «Матушка пела»)


    Не имеет никакого значения, какая кровь течет в материнском сердце русская или немецкая. Для любой матери нет ничего страшнее, чем потерять свое дитя. Немецкая художница, Кете Кольвиц (1867-1945), очень остро, экспрессивно воспринимала и передавала в своих рисунках, литографиях ужасы войны и трагедию обездоленных людей, бесконечно любила людей и верила в победу добра и света. Во время Первой мировой войны, после двух дней пребывания на фронте умер Петер, любимый сын Кете. Горе окрасило все ее творчество в мрачные трагические тона. Все чаще обращалась она к изображению матери с ребенком. На ее картинах, часто больших по размеру, изображены матери, которые борются со смертью за свое дитя или держат его мертвого на коленях ("Женщина с мертвым ребенком", "Смерть и женщина").
    В 1942 году, как восклицательный знак в ее творчестве, появилась последняя графическая работа Кольвиц - литография, на которой изображена мать, защищающая своих детей. В ней есть что-то от орла, крыльями ограждающего своих птенцов. Для подписи к рисунку она взяла цитату из "Поучения" Гете: "Семена для посева не должны быть перемолоты".
    В самом конце жизни Кете Кольвиц написала своему другу - художнику-антифашисту Рейнгардту Шмидхагену: "...я чувствовала себя "призванной", призванной к действию, которое именно мной, только мной должно быть совершено. И если я сегодня вынуждена выпустить карандаш из рук, то я знаю, что я сделала все, что было в моих силах..." (Приложение 2, рис. 2.1).
    С началом войны в русской литературе наблюдается некоторый спад, так как многие писатели ушли на фронт добровольцами. В это время чувствовалось преобладание военной лирики. Стихотворениями фронтовые поэты поддерживали дух наших бойцов, делились своими переживаниями, изливая душу в искренних стихах. Поэтесса Ю.В. Друнина прошла через всю войну, эта девочка выросла в городе, в интеллигентной семье, девочка, которой до совершеннолетия не хватало целых два года. Сначала она работала в госпитале, потом пошла, рыть окопы годах «Уже через пол часа на моих руках образовались кровавые мозоли.…Спали в холодных сараях…». Она написала много настоящих, дышащих жаждой жизни стихов. Женские воспоминания, в отличие от мужских, настолько эмоциональны, и так передают весь ужас войны, что именно они и стали служить предостережением для будущих поколений: «Я родом не из детства – из войны…», «Я ушла из детства в грязную теплушку…», «Мне близки армейские законы…», «До сих пор, едва глаза закрою…», «Только что пришла с передовой…», «Зинка» и др.
    Только человек, побывавший в этом аду, может написать такие строки:

    Я только раз видала рукопашный.
    Раз - наяву, и сотни раз во сне.
    Кто говорит, что на войне не страшно,
    Тот ничего не знает о войне…
    (Ю. Друнина “О войне”, 1944)

    И только женщина, бросившая свои юные годы в топку войны, способна так выразить свои чувства:

    Не знаю, где я нежности училась,
    Об этом не расстраивай меня.
    Растут в степи солдатские могилы,
    Идет в шинели молодость моя
    В моих глазах – обугленного трубы.
    Пожары полыхают на Руси.
    И снова нецелованные губы
    Израненный парнишка закусил.

    …………………………………….

    А вечером над братской могилой
    С опущенной стояли головой.
    Не знаю, где я нежности училась, -
    Быть может, на дороге фронтовой.
    (Ю. Друнина “Не знаю, где я нежности училась”, 1943)


    Таких смелых девчонок, которых не страшила смерть, было много, эту мысль в своих стихах подхватывает Ольга Берггольц:

    В грязи, во мраке, в холоде, в печали,

    Где смерть, как тень, влачилась по пятам,
    Такой свободой бурною дышали,
    Что внуки позавидовали б нам.
    (О. Берггольц «Февральский дневник», 1942)

    О женщинах, участвующих в Великой Отечественной войне, складывали стихи поэты разных времен, среди них Р. Рождественский «Зенитчицы кричали стреляли...», М. Исаковский. «Русской женщине», И. Уткин «Я видел девочку убитую…», «Сестра» и др.
    После окончания войны советские писатели начали создавать повести, рассказы, романы о войне, о вкладе русской женщины в победу.
    В повести Б. Васильева «А зори здесь тихие» мы можем посмотреть на войну глазами женщины. Можно только восхищаться подвигами этих хрупких телом и сильных духом женщин. Рита Осянина, потерявшая в первые дни войны мужа, производила впечатление очень твердой, сильной и уверенной в себе женщины, «у нее была работа, обязанность и вполне реальные цели для ненависти, а ненавидеть она научилась тихо и беспощадно». Война разрушила семью и Жени Комельковой, которая, « несмотря на все трагедии, была чрезвычайно общительной и озорной» Но в её душе жила ненависть к фашистам, погубившим её семью и её саму. Галя Четвертак жила в придуманном ею мире, сказочном и прекрасном. Она «всю жизнь мечтала о сольных партиях, длинных платьях и всеобщем поклонении». Этот созданный ею мир она пыталась перенести в реальную жизнь, постоянно что-то выдумывая. Но молох войны пожирает все, не зная границ. Он разрушает жизнь людей. Но он может уничтожить и душу человека, разрушив, нереальный, фантастический мир, живущий в ней.
    Бесчеловечность войны и противоестественность подчеркивается образом тихих зорь, символизирующих вечность и красоту в том краю, где рвутся тоненькие ниточки женских жизней: «Положил ведь я вас, всех пятерых положил...». Васильев пытается подчеркнуть противоестественность и чудовищность войны. Девушки со своими пламенными и нежными сердцами сталкиваются с бесчеловечностью и нелогичностью войны. Эта мысль пронзительно звучит в повести, отдаваясь с невыносимой болью в каждом сердце.
    Повесть Е. Велтистова «Прасковья» - о скромном мужестве и героизме, об истоках и о малодушии, ведущем к предательству. Речь идёт о двух женщинах, которые встретили на своём пути сбитого и раненого лётчика Михаила Тихоновича Мальцева. Прасковья, так звали одну из женщин, оказывает помощь лётчику, помогает ему укрыться от немцев. За это последовала жестокая расправа фашистов, которые травили женщин и детей собаками, издевались, они, видимо, забыли, что у них где-то тоже есть родные, близкие, дети. Нет, им было никого не жаль. Одичавшие и озверевшие они всё делали, чтобы растоптать, уничтожить душу русского человека. Прасковья не подла на предательство: предпочла смерть. Семи жизней стоило спасение лётчика. Расстреляли мать, бабушку, детей.
    Автор ищет истоки героизма, рассказывая о прошлом. Была она из крестьян, трудолюбивая, решительная, счастливая женщина и мать. И сколько их было таких Прасковий! На них и держится земля русская. О них и песни слагают, их именами называют улицы, им ставят обелиски. А вот Наталья – вторая женщина, встретившаяся Мальцеву в минуты опасности, не стала рисковать собой и детьми, пошла в комендатуру и выдала Мальцева немцам. Прошли годы, пережив ужас фашистского плена, Мальцев вернулся к жизни, к работе. Судьба снова приводит его в деревню, где погибла семья спасшей его женщины. Люди отвернулись от Натальи, чтобы совесть мучила её всю жизнь, видимо, потому она стала прикладываться к самогону, от него и умерла. «Жизнь и смерть часто ходят рядом, но не всем суждено исчезнуть в безвестности», - подводит итог автор повести.
    Тяжела участь жен, мужья которых стали дезертирами. Повесть В. Распутина «Живи и помни» является ярким примером того, чем это может обернуться для простой русской женщины, горячо любящей своего мужа. Андрей Гуськов дезертирует осознанно, ради своей жизни, а вот Настёну, свою жену, просто заставляет его скрывать, тем самым, обрекая её жить во лжи. Но он и не предполагал, что будет сломана жизнь Настены и их неродившегося ребенка. Слова Настены: «Живи и помни», — будут до конца дней стучать в его воспаленном мозгу. Итогом войны для семьи Андрея Гуськова стали три разбитые жизни.
    В. Овсянников в очерке «Снайпер», повествует о молодой девчонке Нине Лобковской (Воробышек - так ее ласково звали фронтовые товарищи), которая решилась убивать людей, глядя на них через прицел снайперской винтовки. «Немецкий солдат посмотрел на Нину — Юнге фрау?..— Удивлению гитлеровца не было предела. Он никак не мог поверить, что эта хрупкая девушка смогла сразить в поединке матерого убийцу — офицера гитлеровской армии».
    Русские женщины и женщины других народов Советского союза были на передовой, это: снайперы, санитарки, партизаны… (см. Приложение 3, рис. 3.1) Сколько взвалили на себя женщины?! Их героические подвиги отражены и в кино. Фильмы «А зори здесь тихие», «На безымянной высоте» и др. посвящены непосредственно женщинам. А во многих художественных фильмах женский подвиг встречается в эпизодах: в х/ф «Они сражались за Родину» санитарка тащила сколько-то километров на себе здорового по сравнению с ней бойца, в х/ф «Освобождение» совсем юные девушки были поставлены у зениток, и большая часть из них погибла в неравном бою с танками, в х/ф «В бой идут одни старики» оборвалась еще совсем недолгая жизнь молодых летчиц и т.д..
    Будут жить вечно не только подвиги наших женщин, но и песни, в которых звучат сердца русских людей. Как боялись немцы слово «Катюша», и как мы любим эту песню, как много она значит для нашего народа. Михаил Исаковский в своих стихах, на которые были написаны бессмертные песни, не мог не затронуть образы женщин страны. Женщины помогали не только на передовой, но и были тем «маяком», к которому «сквозь тоску и бои», через «леса и луга» проносили свою любовь солдаты, чтобы «увидеть счастливые слезы» (сл. А.Сурков, муз К. Листова «В землянке» (ранняя версия военной песни)). Им очень было знать, что дома ждут и любят. Без этого чувства не было бы той самоотверженности, с которой они вступали в порой неравный бой. Им было кого защищать, к кому возвращаться, ведь «на окошке на девичьем всё горел огонек» и становилось «просторно и радостно на душе у бойца» (сл. М. Исаковский, муз. народная «Огонек»). «В боях и походах, в буран-непогоду, лишь вспомню твой голос родной, мне станет светлее, мне станет теплее, как будто ты рядом со мной (сл. В. Замятин, муз. Ю. Милютин «Голубой конверт»).
    Ожидая боя «в лесу прифронтовом» в «темную ночь» каждый солдат мысленно обращался к любимой женщине в «синем платочке»: матери, жене, сестре, подруге, которая спасла его просто «ожиданием» («…как я выжил, будем знать только мы с тобой,- просто ты умела ждать, как никто другой» сл. К. Симонова, муз. М. Блантера «Жди меня»).
    Слыша, навсегда западающие в душу военные песни, стихи, попадая в те страшные годы со страниц книг, всматриваясь в пронзительные глаза с кадров кинохроники, фильмов, плакатов, четко осознаешь, насколько велика и разнопланова роль женщины в этой страшной войне, какой подвиг она совершила во имя победы, во имя жизни...
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    1. Богданов П., Богданова Г. Кете Кольвиц [электронный ресурс] /Богданов П.С., Богданова Г.Б. // - Режим доступа: http://www.ikleiner.ru
    2. Друнина Ю. Сборник стихов / Сост. Н.Н. Соловьев. – М: Эксмо, 2006. – 310с.
    3. Кэте Кольвиц: Дневники,письма,воспоминания современников. [электронный ресурс] // - Режим доступа: http://www.alib.ru
    4. Любимый романс / Сост. М.Н. Корсакова. – М.: Изд-во Музыка, 2003. – 96 с.
    5. Макушин Р. Женское лицо войны. История создания плаката «Родина-мать зовет!» [электронный ресурс] / Р. Макушин // - Режим доступа: http://www. wikipedia.ru.
    6. Несокрушимая и легендарная / Сост. А.А. Годов. – М.: Изд-во Музыка, 2000. – 206 с.
    7. Победный 45-й: Сборник / Сост.: А.М. Бармасов, А.Е. Данилов, В.Н. Овсянников. - М.: Моск. рабочий, 1985. — 351 с.
    8. Пороховая память. Стихи, письма, воспоминания / Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1975 г. – 128 с.
    9. Распутин В. Живи и помни. Повесть, рассказы / В. Распутин. - Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1978 г. – 320 с.
    10. Сибирь стояла под Москвою: стихи поэтов-сибиряков / Сост. Л.В. Иоффе. – Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1995 г. – 336 с.
    11. Час мужества. Стихи о войне / Сост. В.А. Костров, Г.Н. Красников. – М.: Олимп, 2005. – 556 с.